Кибервойна. Когда 500 Кб кода страшнее межконтинентальной ракеты

Кибервойна. Когда 500 Кб кода страшнее межконтинентальной ракеты

Кибервойна. Когда 500 Кб кода страшнее межконтинентальной ракеты


Привет, Хабр! Мы искренне поздравляем всех хабровчан с Днём защитника Отечества! И сегодня подготовили интересный тематический материал.

«Война никогда не меняется». Думаю, все узнали интро из Fallout 4. Но действительно ли это так? Ведь за последние 20 лет военная сфера изменилась настолько сильно, что практически не имеет ничего общего с масштабными конфликтами прошлого века. Сегодня мы поговорим о современных высокотехнологичных элементах военных действий – так называемой «кибервойне».


Уже во время холодной войны между СССР и США мировые лидеры поняли, что одна ошибка с любой стороны будет означать не просто начало войны, а практически гарантированное уничтожение всего человечества, ведь к 1967 году обе мировые державы обладали суммарным боезапасом в 40 тысяч ядерных зарядов.

Кибервойна. Когда 500 Кб кода страшнее межконтинентальной ракетыНесколько раз мир буквально висел на волоске. Стоит вспомнить только ложное срабатывание советской космической системы раннего предупреждения «Око», зафиксировавшей 26 сентября 1983 года запуск нескольких ракет с американской территории. Оперативный дежурный Станислав Петров, занимавший должность инженера-аналитика, который принял на командном пункте сигнал от «Ока» усомнился в верности данных. Будучи инженером, он справедливо считал, что компьютер может ошибаться. И его логику несложно понять. В случае начала войны американцы бы использовали весь свой арсенал, а не стали запускать пару ракет с одной базы. Петров сознательно нарушил инструкцию и сказал командиру, что произошло ложное срабатывание системы. Поступи дежурный по инструкции – со стороны СССР сразу же последовал бы «удар возмездия» и никого из нас не было бы в живых. Никто, кому сейчас младше 37 лет, вообще не появился бы на свет.

Спасший тогда всю планету Станислав Петров получил только выговор. Эта история была подробно описана в книге Дэвида Хоффмана «Мертвая рука» — одном из главных мировых произведений о «холодной войне».

Локальные конфликты всё ещё были. Даже больше: сверхдержавы не стеснялись противостоять друг другу на чужих территориях. Но с началом четвёртой промышленной революции всё начало постепенно меняться. Сегодня жизнь простых людей, бизнеса и самого государства постепенно уходит онлайн. Это таит новые возможности – и новые опасности. Ведь сегодня, чтобы взорвать электростанцию, не обязательно устраивать диверсию и привлекать спецагентов. Достаточно просто загрузить вирус.

Хакеры – новые спецагенты



2010 год ознаменовал начало совершенно нового типа военных действий – кибернетических.

В сентябре стало известно, что компьютерный вирус Stuxnet нанёс значительный ущерб иранской ядерной программе. Этот червь весом в 500 Кб стал причиной повреждения 1368 из 5000 центрифуг для обогащения урана и отбросил ядерную программу Ирана примерно на два года назад. Ещё раз: 500 килобайт кода на ассемблере, С и С++ частично разрушили инфраструктуру ядерной программы целой страны, которую выстраивали на протяжении десятилетия.

По уровню ущерба действие червя можно сравнить с полноценным налётом ВВС и атакой с воздуха. Но при этом нет никакого риска для живой силы атакующего и военной техники, не тратятся боеприпасы. Для атаки не нужно ничего, кроме куска кода. Уже прошло 10 лет после первого звоночка кибервойн, но до сих пор неясно, насколько серьёзный ущерб могут причинить подобные атаки. Эксперты рассматривают самые пессимистичные варианты вроде подрыва ядерных боеголовок прямо в шахтах запуска.

Некоторые эксперты оценивают угрозу кибервойн настолько высокой, что «это заставляет их просыпаться ночью». Ведь по сути ни у одной из существующей стран нет достаточной защиты от киберугроз.

Надежной киберзащиты не существует



Абсолютно. Пусть стратегические объекты вроде ядерных шахт и атомных электростанций защищены довольно хорошо, но возможности кибератак развиваются значительно быстрее, чем навыки защиты от них.

В 2013 году иранские хакеры успешно атаковали программную инфраструктуру небольшой дамбы на севере Нью-Йорка. И это было настолько неожиданно, что ФБР фактически расписалось в своей беспомощности. Представитель Бюро дал комментарий, что «если бы террористы попытались перехватить контроль над плотиной Гувера, то скорее всего, им бы это удалось».

Кибервойна. Когда 500 Кб кода страшнее межконтинентальной ракеты

Разрушение плотины Гувера или её повреждение грозит затоплением территории свыше 360 кв. км. Пострадают пригороды Лас Вегаса и десятки небольших городов. А Калифорния, Невада и Аризона враз лишатся четверти всех энергетических мощностей. Это была бы колоссальная катастрофа, которую оценивали бы в миллиарды или даже десятки миллиардов долларов.

Для сравнения: так выглядит плотина Bowman Avenue, на которую было совершено нападение:

Кибервойна. Когда 500 Кб кода страшнее межконтинентальной ракеты

Никакой стратегической ценности она не имеет, но при этом успешная диверсия показала США опасность кибервойны, в том числе, для них самих. Но это далеко не всё.

Одной из главных опасностей кибервойн, как ни странно, считают Интернет вещей. Ведь, чем больше девайсов подключено к глобальной сети, тем шире возможности использовать их во вред. Безопасность Интернета вещей настолько слаба, что опасность может представлять обычный чайник, холодильник или даже унитаз.

Понятно, что режимные объекты не имеют выходов в сеть и охраняются куда строже. Но от человеческого фактора и многоступенчатых диверсий это не уберегает.

У любого режимного объекта очень сложная техническая структура. Но время от времени им тоже нужны технические апгрейды. Контролировать их производство на каждом отдельном этапе практически невозможно – в создании программных частей принимают участие сотни и тысячи людей. Заразить даже партию чипов на стадии производства проще, чем может показаться. И если заражённый чип попадёт в панель управления, то его в перспективе можно использовать для кибератаки.

Проблемы международной политики



Еще одна серьёзная проблема – реакция государства на кибератаки. В истории уже был прецедент, когда израильские силы нанесли воздушный удар в ответ на кибератаку со стороны иранских хакеров.

В мае 2019 года израильские ВВС уничтожили здание в городе Газа, в котором размещались основные компьютерные мощности Хамаса – организации, признанной террористической в Израиле. Заметим, авиаудар был нанесён по вполне себе жилому кварталу.

Кибервойна. Когда 500 Кб кода страшнее межконтинентальной ракеты

Один из основных принципов военных действий гласит, что ответ на атаку должен быть пропорционален самой атаке. Но сложность заключается в том, что оценить перспективную угрозу невозможно.

Если спутник может оценить количество боевых подразделений и тяжёлого вооружения, а также их возможные цели, то выяснить мощности и цели кибератак невозможно. Но даже если учесть, что целью кибератак могут стать стратегические пункты вроде ядерных шахт или электростанций, подобные превентивные удары по компьютерным базам находятся глубоко в серой зоне и не отвечают принципам ведения военных действий.

ООН и НАТО должны были разработать международные законы ведения кибервойн еще в 2014 году. Но, по состоянию на начало 2021 года, их всё ещё нет. Потому что до сих пор неясно, насколько опасной может быть кибервойна и как вообще её можно регулировать. Есть только рекомендательные правила, которые не имеют законодательной силы.

В 2013 году эксперты НАТО подготовили документ под названием «Таллинское руководство по ведению кибервойн», где в 95 пунктах расписали правила ведения военных действий с помощью киберпространства. В 2017 году их дополнили до 154 правил.

По сути, Руководство в редакции 2017 года уже охватывает все или практически все возможные варианты кибератак, но не носит обязательного характера. Чтобы они стали обязательными для стран, необходима колоссальная законодательная и политическая работа.

Развитые страны разрабатывают собственные доктрины кибербезопасности. Но, по сути, это только внутренние правила, что считать элементами кибервойн, как защищаться от кибератак и как на них реагировать. До единой и общепринятой системы ещё очень далеко.

Простые граждане часто ошибочно понимают, что такое «кибервойна». «Говорящие головы» с экранов и дезинформация в новостях – это только элемент политики. Настоящая же кибервойна начнётся в тот момент, когда в одночасье пропадут мобильная связь, Интернет и начнут взрываться АЭС вместе с шахтами межконтинентальных ракет.

И здесь как раз стоит вспомнить высказывание Эйнштейна: «Я не знаю, каким оружием будут сражаться в Третьей мировой войне, но в Четвёртой будут использовать камни и палки».

Собственно, мировому сообществу уже давно пора осознать, что кибервойна может быть не менее опасной, чем полноценное военное столкновение между государствами. Здесь другие плацдармы, другие воины, другие боеприпасы. Но смысл один – война, к сожалению, никогда не меняется. Но вполне в наших силах не допустить её. Всем мира!

image
Узнайте подробности, как получить Level Up по навыкам и зарплате или востребованную профессию с нуля, пройдя онлайн-курсы SkillFactory со скидкой 40% и промокодом HABR, который даст еще +10% скидки на обучение:


Source link

Total
0
Shares
Previous Post

Data Analyst

Next Post

Business Analyst Middle

Related Posts